Света десять лет борется с заболеванием костного мозга. Она написала донору, который может спасти ее.

Письмо Светланы из Санкт-Петербурга — донору костного мозга, который спасет ей жизнь
Дорогой мой человек! Я очень, очень, очень устала болеть.
Пишу тебе из больничной палаты, в которой живу уже второй месяц,
в надежде, что за это время слова мои, в отличие от тела, силу свою
не растеряли, и ты точно поймешь, почему это послание — тебе, только тебе, именно сейчас.

Десять лет назад я поступила на первый курс университета и почти сразу тяжело заболела. Не зная об этом, я прожила несколько месяцев в борьбе
с сильным недомоганием и в середине первой сессии попала в больницу.

Апластическая анемия — это когда в крови человека не хватает самых важных клеток, которые отвечают за перенос кислорода, иммунитет и способность крови сворачиваться. Мне сказали, что это лечится, пролечили четыре месяца в стационаре, пронаблюдали, а потом отпустили на контроль ко взрослым гематологам. Трудно поверить, что прошло уже десять лет и что когда-то я думала, что болезнь уйдет сама. Я так и не смогла восстановиться. К первой болезни подключилась вторая — клетки крови, которые переносят кислород, начали активно разрушаться.
Мы с гематологами решили готовиться к трансплантации костного мозга.
По результатам консилиума в медицинском заключении я прочитала,
что в качестве терапии спасения мне показана «неродственная трансплантация костного мозга».
У сочетания «терапия спасения»
есть литературный брат — «терапия отчаяния».
Я давно знаю, что трансплантация
костного мозга – крайняя мера и огромный риск,
но всегда была уверена, что меня это не коснется.
Но вот коснулось.
Прошлым летом мы открыли сбор денег на пересадку. Довольно быстро я поняла, что отчаяния никакого не чувствую. Но с тех пор почти постоянно думаю о тебе — с волнением, любовью и надеждой.

Время идет, нет никаких вестей о тебе. Моя усталость растет. Я давно медленно хожу, тяжело дышу и не могу жить без постоянных переливаний крови. Не хочется подробно говорить о своих трудностях, важно другое. Если мы с тобой не найдем друг друга, моя жизнь — единственная лучшая жизнь — так и будет проходить больше в больницах, чем в любимых делах, среди любимых людей. Мне трудно понять и принять такой сценарий, потому что я люблю жизнь.
Вероятность полного генетического совпадения с человеком из другой части мира для меня — чудо. Поэтому, конечно, я волнуюсь и немного боюсь: все чудесное — мимолетно и хрупко. Но чудо нашего с тобой совпадения основательнее прочих чудес. Если все получится, моя жизнь будет счастливой и долгой, и тут я точно не подведу. Нужно только стать здоровой.

Дорогой мой человек, я верю, что все лучшее в мире рождается в диалоге,
и надеюсь, что мы с тобой уже на пути друг к другу.

С теплом и любовью, Света.
В российском регистре не было доноров, совместимых со Светой. Фонд «АдВита» помог найти подходящего — в феврале Свете сделали пересадку, донором стала женщина из США. «АдВита» с 2002 года помогает детям и взрослым с онкогематологическими заболеваниями.
Made on
Tilda